Знакомство шаляпина и массне

Элегия (Массне) - Фёдор Шаляпин

С самого начала их знакомства между ними возникла дружба. одно создание таланта Шаляпина — его Дон Кихота в одноименной опере Массне. слышный – голос певца: ведь это – покойный Шаляпин! Элегия Массне!. несмотря на кратковременность знакомства, установил какой-то контакт. Федор Шаляпин: «Театральные дела, недавно побудившие ее знакомства с моим отцом Федором Ивановичем Шаляпиным я расскажу с ее слов. .. Гуно, ''Севильский Цирюльник'' Россини и ''Дон-Кихот'' Массне.

Потом, распростившись со мной и с товарищами, покинул нас Шаляпин, возвращавшийся к зимнему сезону в Мариинский театр. Наконец собралась в дорогу и. Мамонтов предложил мне остаться еще на один сезон — уже в Москве, в Солодовниковском театре, — и я приняла его предложение, расторгнув французский контракт. Но Мамонтов лелеял еще одну заветную мечту — привлечь в свой театр Шаляпина — и решил послать меня за ним в Петербург.

И я поехала в Петербург. Серым, туманным утром прибыла я в незнакомый мне величественный город и долго разыскивала по указанному адресу Федора.

Я попросила разбудить его и сказать, что к нему приехали из Москвы. Вскоре в кухню вошел его товарищ Паша Агнивцев, с которым он служил в Тифлисской опере, будучи еще совсем юным. Наконец появился сам Федор. Он страшно удивился, увидев. Кое-как, уже по-русски, объяснила я ему, что приехала по поручению Мамонтова, что Савва Иванович приглашает его в труппу Частной оперы и советует оставить Мариинский театр, где ему не дадут надлежащим образом проявить свой талант.

Я сказала, что Мамонтов берет неустойку на. Он этому страшно обрадовался и обещал, что если будет свободен по репертуару в театре, то приедет в Москву повидаться с Мамонтовым и товарищами. Я простилась с Федором и вернулась в Москву, а дня через два приехал и он.

За кулисами нас радостно встретили друзья-артисты во главе с Мамонтовым и все уговаривали Федора вступить в труппу театра. Вопрос был решен положительно, и в ближайшие же дни Федор выступил в партии Сусанина. Он имел огромный успех.

Это был его первый спектакль в Москве. Он быстро завоевал признание московской публики и вскоре стал ее любимцем. Почти все свои лучшие роли создал Федор на сцене Мамонтовской оперы и в том много обязан заботливому вниманию Саввы Ивановича.

Никогда не забуду мою первую встречу с С. Меня поразила его скромность, его благородство. Он заботливо спрашивал меня, подходят ли мне предложенные им темпы. Говорил он по-французски, и мы очень хорошо друг друга понимали. По рассказам матери знаю, что здесь я родилась и что почти накануне моего рождения — 8 февраля, в день именин отца, собрались гости: Ключевский и другие его товарищи. За дружеской беседой пилн за здоровье Иолы Игнатьевны и будущего младенца.

Сергей Васильевич согласился, но с условием: Вот почему меня назвали Ириной. Тут, в Чернышевском переулке, отец много и плодотворно работал. Савва Иванович Мамонтов, который пристально и любовно следил за творческой жизнью отца, подарил ему этот инструмент. Это был первый рояль отца, за которым он изучил почти все партии своего обширного репертуара. Мое первое воспоминание об отце связано с большим горем в нашей семье.

Семейная жизнь Федора Шаляпина: Жена великого певца и ее судьба (fb2) | Флибуста

Под Харьковом, на даче, где мы проводили лето, в три дня от аппендицита умер мой старший брат Игорь — первенец, любимец отца. Умер в году — четырех с половиной лет. Мальчик этот был необычайно даровит, обладал абсолютным слухом, удивительной для ребенка наблюдательностью, был разумен, кроток, ласков. Как любил сына Федор Иванович, видно из его письма к своему отцу, а моему деду, Ивану Яковлевичу Шаляпину: Шаркая ногой по полу, изображает, как полотеры натирают полы.

В другом письме к отцу Федор Иванович признается: Игрушка мой — это мое наслаждение! Это такой замечательный мальчик, что я положительно считаю себя счастливцем, что имею такого сына!. Брата своего я помню очень смутно; как бы в тумане вижу его милое, бледное личико с большими серыми глазами, не по-детски пытливыми и печальными.

Помню, как в саду, около большой клумбы, на скамье, в безмолвном горе, обнявшись, сидят мои родители, такие необычные для. Мне непонятно, что произошло, я не знаю о смерти брата, но чувствую, что надо приласкаться к.

Я рву цветы на клумбе и складываю их на скамейке, рядом с родителями. Плачет мать, а отец гладит меня рукой по голове. Вот и все, что осталось в памяти об этих грустных днях.

После смерти Игоря мы жили некоторое время у Саввы Ивановича Мамонтова на Долгоруковке ныне Каляевская улицапотом переехали в Леонтьевский переулок ныне улица Станиславского в дом Катыка.

Здесь родилась моя сестра Лидия. Вскоре перебрались на новую, более просторную квартиру, вернее, небольшой особняк, в 3-й Зачатьевский переулок около Остоженки улица Метростроевская.

Мне было всего четыре года, когда я впервые попала в императорский Большой театр. Я не сразу узнала его, когда он вышел на сцену; но как только он запел, я закричала на весь театр: В антракте пошли к отцу, в его артистическую уборную. Помню, как он поднял меня на руки и поставил на стол, а я никак не могла понять: С этого дня я уже помню многое.

В году родился брат, в честь любимой роли Федора Ивановича Бориса Годунова брата назвали Борисом. После смерти Игоря отец очень тосковал и не переставал мечтать о сыне, поэтому рождение брата торжественно праздновали.

Было много друзей, не хватало только Алексея Максимовича Горького. Отец впопыхах не сразу сообщил ему о рождении сына. В этот день мне запомнился отец — счастливый, радостный, несущий на руках по широкой лестнице мать, одетую в белое, воздушное, украшенное кружевами и лентами платье. Столовая находилась в первом этаже, а комната матери — на втором.

Жизнь в Зачатьевском переулке становилась все оживленнее, круг друзей Федора Ивановича постепенно расширялся. В большом зале, где стоял рояль и где работал отец, В. Серов написал его портрет углем, во весь рост. В этом портрете Серов замечательно передал непосредственность и русскую широту Шаляпина.

Отец охотно позировал Валентину Александровичу, а в перерывах, когда они отдыхали, моя мать угощала их чаем.

И, может быть, глубокое восхищение мастерством Серова заставило и самого Федора Ивановича взять карандаш. Подражая манере Серова, Федор Иванович двумя-тремя линиями удивительно верно умел передавать сходство.

Об этом наглядно говорят его автопортреты и другие рисунки. За чаем Валентин Александрович делал зарисовки в свой большой альбом; таким образом нарисовал он портрет моей матери. Этот портрет до сегодняшнего дня хранится в нашей семье. Рисовал Серов Иолу Игнатьевну в году, 20 сентября, накануне рождения близнецов — брата Федора и сестры Татьяны. Не успел Серов по своему обыкновению выпить чаю, как мать заявила, что чувствует себя неважно и должна уйти к.

На следующее утро наша семья пополнилась двумя близнецами. В году мать решила отвезти нас, детей, в Италию. Сначала мы побывали у нашей итальянской бабушки в городке Монца, около Милана, а затем, когда приехал отец, мы все отправились отдыхать на берег Средиземного моря в Alassio, где отдыхала семья Алексея Максимовича Горького. Возвратились мы в Москву уже на новую квартиру, в дом Варгина на нынешней Советской площади.

Позднее в этом доме помещалась Первая студия MX Т. Круг друзей отца становился все шире. В общении с лучшими людьми своей эпохи он рос идейно, черпал знания, обогащал свою творческую фантазию художника. По-прежнему посещали нас старые друзья отца: Мамонтова — писатель С. Мамонтов с женой — певицей В. Эберле, которую отец очень любил как талантливую артистку и веселого человека. Все таким же частым гостем был В. Серов — его я запомнила очень хорошо. Небольшого роста, несколько сутулый, с умным проницательным взглядом, он казался мне угрюмым и молчаливым; но это впечатление было обманчиво.

Иногда двумя-тремя меткими замечаниями или несколькими скупыми жестами он удивительно верно изображал разные типы людей под дружный смех своих товарищей. Как-то вечером пришел к нам Валентин Александрович.

Отца не было дома. Валентин Александрович решил подождать его возвращения. Вынув свой альбом, он начал делать зарисовки. Я попросила нарисовать мне каких-нибудь зверюшек или пташек. Поразительно быстро и смело, не отрывая карандаша от бумаги, одной непрерывной линией, создавал он контур животного или птицы. В этих набросках было столько правды, столько жизни и движения!

Целый час показывал Валентин Александрович матери и мне разные трюки с куклой, причем делал это вполне серьезно, совершенно не улыбаясь. Мы же беспрерывно хохотали, восхищаясь изобретательностью Серова. После Алексея Максимовича Горького Федор Иванович больше всех своих друзей любил Серова — за его принципиальность и человеческое достоинство. В году от приступа грудной жабы умер Серов. Все мы глубоко горевали, потеряв близкого и дорогого друга, но особенно тяжела была эта утрата для отца.

Он лишился не только друга, но и большого художника, всегда помогавшего ему в его творчестве. Всю жизнь отец свято чтил его память, и даже в одном из последних писем ко мне он снова вспоминал Валентина Александровича.

Где-то на самой окраине, у Донского монастыря, ему понравился маленький старинный двухэтажный домик с мезонином. Верхние светелки были очень маленькие, с такими низкими потолками, что отцу приходилось стоять, наклонив голову; вообще все было крайне неудобно.

Что именно тут привлекло отца — сказать трудно, но, недолго думая, он дал задаток. Довольный своим приобретением, Федор Иванович предложил матери съездить посмотреть покупку.

Мать больше всего интересовалась комнатами, где должны были жить мы, дети, и когда она поднялась по деревянной лестнице наверх и увидела комнатушки, почти совсем лишенные света и воздуха, то пришла в ужас.

Но если отец что-нибудь решал, трудно было с ним спорить. Покупка этого дома была явно несуразна, хотя бы уже потому, что в любую гимназию нам пришлось бы ехать не один час, принимая во внимание московский транспорт того времени. После долгих споров от домика отказались. Однако как только по Москве разнесся слух, что Шаляпин покупает дом, так сразу же посыпались предложения.

Некие разорившиеся господа предложили купить их особняк на Поварской ныне улица Воровского ; впоследствии в этом доме был клуб анархистов. Особняк был роскошен и продавался с полной меблировкой за сравнительно небольшую сумму. Тут была и японская гостиная, и восточная комната, мраморные ванны и прочее.

Но тут отец быстро согласился с матерью, что ни к чему артисту жить, подобно купцу, среди безвкусной роскоши. Декабрь — в связи с болезнью матери возвращается в Казань, поступает писцом в Казанскую уездную управу. Сентябрь — поступает статистом в драматическую труппу В. Шаляпин поет в церковном хоре, поступает в антрепризу Г. После ссоры с отцом уходит из семьи, служит грузчиком на баржах, ищет работу в Саратове, Самаре, Казани.

Июль — в Казани служит писцом в Духовной консистории. Посещает театральные спектакли гастрольных трупп. Август — декабрь — в Уфе поступает хористом в опереточную труппу С. Гоголя; получает для бенефиса роль Неизвестного в опере А. Май — в Уфе служит писцом в губернской управе. Июнь — декабрь — уезжает из Уфы. С малороссийской труппой Г. Деркача выступает в Самаре, Астрахани, городах Средней Азии. В Баку поступает хористом в опереточную труппу Е. Лассаля остается без работы.

Февраль — май — в Тифлисе поступает в оперную труппу Р. На гастролях в Батуме и Кутаисе исполняет партии Оровезо в опере Д. Июль — август — служит писцом в управлении Закавказской железной дороги.

Сентябрь — начинает учиться у певца Д. Усатова, при его посредстве входит в Тифлисский музыкальный кружок, участвует в любительских драматических и оперных спектаклях. Вступает в труппу В. Май — август — вместе с певцом П. Агнивцевым приезжает в Москву. Рассохиной заключает договор с антрепренером X. Август — сентябрь — вступает в Товарищество Панаевского театра. Октябрь — декабрь — знакомится с В.

Филиппова знакомится с актером И. Горбуновым, народной сказительницей Ориной Федосовой, сестрой М. Подписывает контракт на три года.

Jules Massenet - Meditation from operaThaïs ----- Жюль Массне – Медитация из оперы Таис

Апрель — декабрь — выступает в Мариинском театре в трех дебютных спектаклях: Выступает на благотворительных литературно-драматических вечерах. Андреева, в благотворительных концертах. Май — август — выступает в Нижнем Новгороде в оперной труппе С. Винтер ; встречается с С.

Мамонтова в роли Ивана Сусанина, получает одобрение в прессе. Шаляпин, дирижер — И. Восторженный отзыв критика Н. Май — август — первое заграничное путешествие: Начало дружбы с композитором. Февраль — апрель — гастроли в Петербурге. Июнь — июль — в Путятине — имении Т. Венчание с Полой Торнаги. Рахманиновым над Борисом Годуновым, беседы с историком В. Сентябрь — гастроли артистов Частной оперы С. Теляковским, подписывает контракт на работу в Большом театре с сентября года.

Римским-Корсаковым, участвует в юбилейных торжествах, посвященных столетию со дня рождения А. Июнь — август — Одесса, Киев, Николаев, Кисловодск.

Выступления в труппе В. Начало дружбы с Л. Восторженный прием публики и критики. Март — апрель — гастроли в Тифлисе и Баку. Стасовым на репетиции оперы Ц. Конец февраля — в Милане под руководством дирижера А. Тосканини репетирует партию Мефистофеля в одноименной опере А.

Триумфальный прием публики и критики. Репин рисует портрет Шаляпина. Август — сентябрь — в Нижнем Новгороде в Ярмарочном театре выступает в антрепризе А. В Москве родилась дочь Лидия. Апрель — в Крыму навещает М. Чехова, встречается с Вл. Скитальцем, артистами Художественного театра. Июль — август — отдыхает на Рижском взморье. Сентябрь — декабрь — присутствует на чтениях М.

Андреева, сам читает пьесу у В.

массне - Самое интересное в блогах

Теляковского; выступает в Большом театре, в концертах симфонического собрания под управлением А. Буниным и другими присутствует в Художественном театре на премьере драмы Л. Со своей всегдашней неукротимой энергией Мамонтов стремился привлечь внимание заинтересованных людей к богатствам русского Севера, к которому он тянул железную дорогу.

Был в павильоне и житель Севера — Василий, который заедал водку живой рыбой и присматривал за дрессированным тюленем, плававшим в оцинкованном баке с водой.

Этот тюлень особенно поразил неискушенное воображение молодого Шаляпина. Одновременно Мамонтов снял на летние месяцы здание Нового городского театра, где должна была выступать его оперная труппа. Частично в новую труппу вошли артисты, выступавшие в период оперы Мамонтова, но были приглашены и новые певцы.

Мамонтов ставил перед собой высокую и благородную задачу — пропаганду и возобновление на театральной сцене русских опер, которые были оттеснены итальянской и французской оперой. Русская публика тепло приняла итальянскую балерину. На первых страницах газет бросались в глаза объявления: Иоле выступала в балетах и балетных дивертисментах, которые шли по окончании оперных спектаклей мамонтовской труппы, собирая восторги зрителей и похвалы критиков.

В другой рецензии на этот же балет говорилось: Именно в этой партии она очаровала Мамонтова в Венеции, и он пригласил ее в Россию. Однако в Нижнем Новгороде постановка балетмейстера Цампелли вызвала недоумение критиков. Иоле пользовалась в этом балете особыми симпатиями публики и очень часто танцевала.

В июне в Новом городском театре был поставлен балет в двух картинах на музыку Н. Но он довольно быстро сошел с репертуара. Но не ради этих кратких заметок в провинциальной прессе стоило ей проделать такой долгий путь. В этом старинном русском городе ее ожидало событие гораздо более важное, чем обыкновенный удачный летний сезон. Ему так хотелось поговорить с очаровательной итальянкой, что в ход шло все — руки, мимика, жесты!

Но поначалу все его старания заканчивались крахом. Он нависал над ней, как утес, и неутомимо кричал, хохотал, размахивал, как мельница, руками, потому что именно так — по наивности — представлялось ему общение с темпераментными итальянцами. Танцевала она изумительно, лучше всех балерин императорских театров, как мне.

Она всегда была грустной. Видимо, ей было не по себе в России. Я понимал эту грусть. Я ведь сам чувствовал себя иностранцем в Баку, Тифлисе да и в Петербурге. На репетициях я подходил к этой барышне и говорил ей все итальянские слова, известные мне: Пройдет совсем немного времени, и в августе года Иоле напишет Шаляпину: Но пока они были немы и не могли открыть друг другу ран своего сердца.

И Шаляпин в простоте души думал, что его прекрасная итальянка грустит из-за разлуки с любимой родиной, с родными… Постепенно они заинтересовались друг другом, хотя в первое время их общение еще не выходило за рамки простого любопытства, смутного стремления к чему-то новому и неизвестному. Иногда они втроем — Иоле, Антониетта и Шаляпин — ужинали после спектакля в каком-нибудь ресторанчике.

Иногда они беззлобно подшучивали над ним, напуская на себя недоумевающий вид, как будто не понимают. Но была ли это только шутка или, возможно, им требовалась передышка, необходимый отдых от его постоянных выдумок, неистощимой энергии и льющихся через край фантазий?. В своей книге Шаляпин описал одну из подобных жанровых сценок: Посмеявшись, подумав, они сказали: И наконец после долгих усилий они сложили фразу: С этих русско-итальянских разговоров на темы Гете — о погибшей за любовь девушке!

Интерес и милая веселость постепенно уступали место другому, более глубокому чувству. Поводом к этому, как ни странно, послужил весьма неприятный случай. Живя в гостинице и питаясь в плохоньком нижегородском трактирчике, каких немало было на Руси и в которых, вероятно, так ничего и не изменилось со времен Гоголя — та же грязь и тараканы!

Шаляпин спросил Антониетту, почему я не прихожу на репетиции. Она жестами объяснила ему, что я больна. Тогда он сразу закричал: Это оказалась завязанная в салфетку кастрюля с курицей в бульоне. Как всегда жестами, он объяснил мне, что это очень полезно и что все это надо съесть. Собственно, в тот день, когда Шаляпин появился в ее скромном гостиничном номере с той памятной курицей, плававшей в ароматном золотистом бульоне, и состоялось их первое настоящее свидание.

Совсем не похожее на те, которые описаны в романах. В бедной казенной обстановке, с запахом лекарств, с еще подавленной и слабой после болезни главной героиней, но все равно что-то менялось в воздухе, в самой атмосфере этого места, где зарождалось одно из самых прекрасных чувств на земле… Когда Иоле поправилась, Шаляпин уговорил их с Антониеттой переехать на частную квартиру, где он снимал комнату. Теперь у них была возможность больше времени проводить вместе, лучше узнать друг друга.

Наступил день спектакля [8]. Мы с Антониеттой сидели у себя в артистической уборной и гримировались, готовясь к выходу. Вдруг во время действия раздались аплодисменты.

Антониетта, выйдя в коридор, увидела бегущих к сцене артистов. В это время снова раздался взрыв аплодисментов. Тогда и мы побежали за кулисы. Акт уже кончился, и на авансцене в каких-то лохмотьях раскланивался с публикой старик со всклокоченными волосами и бородой. Мы не узнавали артиста. Этот безумный старик в живописных лохмотьях действительно поразил.

То, что в жизни выходило у него смешно и нелепо, на сцене преображалось в жесты, полные непередаваемого трагического величия и отчаяния. Теперь Иоле внимательнее стала приглядываться к нему во время репетиций, с каждым днем понимая, что этого мальчика ждет необыкновенное будущее. Не все еще тогда чувствовали это, но она поняла — сразу, сердцем любящей женщины, вернее, готовой полюбить… Постепенно, медленно ее сердце раскрывалось ему навстречу, а Шаляпин уже был влюблен в нее по уши и не намерен был скрывать свои чувства.

В этом спектакле я не была занята, и Мамонтов пригласил меня на первую генеральную репетицию, на которой присутствовали лишь. Савва Иванович рассказал мне о Пушкине, о Чайковском, и я с волнением смотрела спектакль. Но вот и сцена на петербургском балу. Из дверей, ведя под руку Татьяну, вышел Гремин-Шаляпин.

Он был так значителен, благороден и красив, что сразу завладел вниманием всех присутствовавших. Мамонтов, сидевший рядом со мной, шепнул мне: А я уже не могла оторвать взора от Шаляпина.

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА Ф. И. ШАЛЯПИНА

Сцена шла своим чередом. И вдруг среди арии мне показалось, что он произнес мою фамилию — Торнаги. Я решила, что это какое-то русское слово, похожее на мою фамилию; но все сидевшие в зале засмеялись и стали смотреть в мою сторону. Савва Иванович нагнулся ко мне и произнес по-итальянски: Оказалось, на сцене ему это было сделать легче, чем в жизни. Шаляпин спел то, что он чувствовал, о чем он думал: Онегин, я клянусь на шпаге, Безумно я люблю Торнаги… Она явилась и зажгла, Как солнца луч среди ненастья… И хотя понять и оценить это Иоле смогла только несколько лет спустя, но могла ли ее тонкая, артистическая натура не откликнуться на столь совершенное признание в любви, произошедшее под сенью Пушкина и Чайковского?.

Можно ли описать, как они были счастливы в этом городе, который навсегда уже был омыт для них солнцем взаимной любви, в своем скромном домике на Ковалихинской улице, где было тихо, как в заводи, и никакие тревоги мира не проникали туда? В каком-то смысле эти три летних месяца года были самым счастливым, совершенным временем их взаимоотношений.

Это была та кульминационная, высшая точка, на которую вознесла их любовь… Шаляпин был совершенно поглощен своей Иоле. Для него она была каким-то высшим, эфирным созданием, спустившимся в его скучную жизнь со сказочных высот, почти с другой планеты. Вероятно, впервые он полюбил. Симпатии, увлечения, склонности в его жизни уже.

Но разве это можно было назвать настоящими чувствами? Чаще всего женщины просто из жалости пускали его к. Некоторых из жалости подбирал. Его робкую попытку влюбленности в Оленьку Михееву, пианистку, жившую в Тифлисе, ее мамаша пресекла в самом начале.